Заметки о войне и дебатах среди левых сил

Напишите Алехандро Бодарт

Российское вторжение провело водораздел среди левых сил мира. МСЛ изложила свою точку зрения в целом ряде деклараций и статей. В этом материале я собираюсь оформить теоретическую и политическую основу, которую левые должны использовать, дабы действовать принципиально и способствовать построению революционной альтернативы в Украине и Восточной Европе, которая даже не обрисовывается у большей части считающих себя революционерами левых.

Характеристика войны и стороны дискуссий

Война в Украине с самого начала сочетала в себе два параллельных процесса. С одной стороны, справедливая оборона Украиной своего суверенитета, а с другой — обострение межимпериалистических трений между державами НАТО и зарождающимися российским и китайским империализмами. Непонимание этого двойственного характера войны, ее ритмов и наиболее вероятной перспективы составляет основу путаницы, царящей среди значительной части левых.

Кампистские, неосталинистские левые и маргинальные троцкистские организации открыто поддерживают империалистическую путинскую Россию, выезжая на ненависти народных масс к американскому империализму и НАТО. Подобная позиция заслуживает лишь отвержения со стороны любого последовательного революционера, ибо, как бы ни характеризовалась нынешняя война, ничто не оправдывает примыкания к угнетающей народы капиталистической власти и к такому реакционному режиму, как российский. Чтобы оправдать себя, одни доходят до отрицания капиталистического характера российского режима, другие распространяют байки о том, что именно Россия, а не Украина, является главной жертвой войны. Все эти организации служат приводными ремнями для лжи, исходящей от огромного московского пропагандистского аппарата.

Другой сектор  левых сил, в том числе различные группы троцкистов, придерживаются политики дистанцирования и проповедуют пораженчество как в России… и в Украине. Они отказываются характеризовать Россию как империалистическую державу, несмотря на противоречие: они характеризуют войну как межимпериалистическую и действуют соответственно или проводят политику, как если бы она была таковой. Объективно и помимо намерений, этот сектор также оказывается функционально полезным для путинской России, и, если война перерастет в настоящую военную конфронтацию с НАТО, будет неудивительно, если они выбросят за борт свое пораженчество и примкнут к России и Китаю.

Чтобы придать своим позициям определенный авторитет, эти левые обычно приводят цитату Ленина, касающуюся войны Австрии против Сербии, положившей начало Первой мировой войне 28 июля 1914 года. Ленин в письме, написанном через год после начала мировой войны[1], объясняет, почему австрийскую агрессию против Сербии нельзя рассматривать в отрыве от происходившей Первой мировой войны и, следовательно, международная политика, которую должны были проводить революционеры, должна была вращаться вокруг революционного пораженчества. Отличие от нынешней ситуации в том, что за четыре месяца российское вторжение не превратилось в Третью мировую войну и пока не ясно, будет ли оно преобразовываться в этом направлении в краткосрочной перспективе. По этой причине, хотя российская оккупация и является частью обострения межимпериалистической напряженности и новой холодной войны, в которую мы вовлечены, пока невозможно определить ее как начало открытого военного противостояния на мировом уровне. Чтобы избежать этого, американский и европейский империализм осторожно расширял своё военное присутствие, да и Россия еще не нападала ни на одну страну НАТО. Вот почему ошибочно определять это сейчас как межимпериалистическую войну и не поддерживать украинское сопротивление.

Сам Ленин, говоря об австрийской агрессии, разъясняет свою точку зрения по Сербии: «Единственным национальным элементом теперешней войны является борьба Сербии против Австрии… Только в Сербии и среди сербов развивается имеющее многолетнюю  историю и охватившее миллионы простых людей национально-освободительное движение, чьим «продолжением» является сербская война против Австрии. Если бы эта война была войной изолированной, т. е. если бы она не была связана с общеевропейской войной, с корыстными и хищническими целями Англии, России и т. д., то все социалисты вынуждены были бы желать победы сербской буржуазии: это единственно верный и совершенно необходимый вывод, вытекающий из национального элемента в данной войне. А именно этого не делает софист Каутский, находящийся сегодня на службе у буржуазии, попов и австрийских генералов!..

В частности, Ленин объясняет нам, что, если бы не мировая война, он без колебаний поддержал бы Сербию. Сегодня, когда у нас нет объявленной мировой войны и неясно, начнется ли она наконец в ближайший период, мы просто обязаны поддержать подвергшуюся нападению нацию, где развивается «национально-освободительное движение…», «охватывающее миллионы простых людей…»

Не является нынешняя война и конфликтом между двумя более или менее похожими капиталистическими государствами. Россия — это держава, которую мы полагаем империалистической, как показали это и зафиксировали в различных заявлениях нашей организации[2], а Украина — отсталая, полуколониальная капиталистическая страна.

Целью российского вторжения является подчинение Украины, ее возврат в свою зону влияния, лишение ее относительной независимости и захват часть ее территории. Рабочие и народные массы Украины имеют полное право защищаться и давать военный ответ оккупантам. Это справедливая война[3]в защиту права на самоопределение. Вот почему революционные социалисты обязаны поддерживать это национально-освободительное движение, задействуя всё, что в наших силах, для победы над захватчиком. В этой войне мы не можем быть нейтральными, воздерживаться или призывать к пораженчеству в Украине. Мы должны выступать за поражение России. В этом отношении не может быть никаких кривотолков. Поражение России стало бы революционной победой, которая оживила бы русское рабочее движение и все угнетаемые ею народы, начиная с украинского. Заявление кампистов о том, что возможное поражение России в результате украинского сопротивления явило бы собой победу НАТО, является ложью. НАТО, полностью дискредитировавшее себя и ослабленное по состоянию на начало войны, благодаря Путину колоссально укрепилось. Агрессия и жестокость России по отношению к украинскому народу позволили НАТО возродиться, вооружиться до зубов, положить конец нейтралитету Швеции и Финляндии и представить себя в качестве «спасителей» в глазах миллионов.

С левыми, не поддерживающими украинское сопротивление, ведется ярый спор, касающийся того, может ли один империализм быть лучше другого. Эти секторы, открыто или втихаря, в конечном итоге оказывают поддержку русскому империализму. Мы заявляем четко: мы против всякого империализма. По этой причине, помимо поддержки украинского сопротивления российскому империализму на военном уровне, мы осуждаем попытки американского и европейского империализма воспользоваться войной для прогрызанпя пути в Восточной Европе и странах Ближнего Востока, а также в бывших республиках Советского Союза. Вот почему наша поддержка украинского сопротивления в военном отношении не подразумевает никакой политической поддержки или сотрудничества с неолиберальным правительством Зеленского. Мы поддерживаем сопротивление в военном отношении с классовой позиции, придерживаясь политики независимости и отграничения от украинской буржуазии.

Все это мы делаем потому, что национальное освобождение Украины — не единственная задача, которую нам, революционерам, предстоит решить в этом конфликте. Мы также проводим систематическую кампанию против западного империализма и НАТО, против Евросоюза и США, которые используют войну для собственного репозиционирования в политическом и военном отношении в регионе, максимально ослабляя Россию и углубляя торговую войну с Китаем, что день ото дня увеличивает угрозу того, что в ближайшем будущем мир столкнется с непредсказуемыми последствиями войны международного масштаба. Отказ от этого планомерного обличения западного империализма во всем мире, в том числе и в Украине, также было бы очень большой ошибкой и могло бы рассматриваться как капитуляция, в данном случае перед США и ЕС.

И если бы какая-либо из империалистических стран НАТО по какой-либо причине объявила войну России, весь конфликт изменил бы свой характер. Если бы это, наконец, произошло, нынешняя новая холодная война превратилась бы в Третью мировую войну. В этом случае мы вступили бы в межимпериалистический вооруженный конфликт и должны были бы соотнести нашу политику и ориентацию к новой обстановке: украинская освободительная борьба осталась бы на заднем плане, а противоборство с империалистической войной приобрело бы приоритет. Но пока ни один из империалистических «лагерей» не хочет идти по этому пути. На стороне западного империализма фиксируются существенные разногласия относительно дальнейших действий. Среди государств ЕС есть такие, которые хотят положить конец конфликту как можно скорее, даже если это будет означать уступку Украиной своих территорий, ввиду огромных экономических издержек, которые они несут, и опасений, что это перерастет во взрывоопасную социальную ситуацию, в то время как другие, такие как США и Великобритания, намерены расширить блокаду России, чтобы максимально измотать ее и не дать Китаю последовать по такому же пути. Это не означает, что напряженность не достигла критической точки или что вопреки планам ведущих субъектов она не может выйти из-под контроля. Мы не можем преуменьшать масштабы конфронтации. Начавшаяся новая холодная война рано или поздно может перерасти в новый глобальный пожар, который станет единственным способом для определения того, будет ли американский империализм оставаться гегемоном, установится ли двухполярный мировой порядок или новым мировым жандармом станет Китай.

Существуют течения, которые полностью минимизируют межимпериалистические трения. Некоторые деятели даже писали, что между сверхдержавами нет состояния холодной войны и отсутствуют существенные трения. Некоторые из этих организаций даже занимают правильную позицию по отношению к украинскому сопротивлению, но, не видя другой составляющей войны, они придерживаются односторонней ориентации, капитулируя перед НАТО.

МСЛ во всех странах, где у нас есть активисты, с первого дня войны, помимо поддержки украинского трудового народа, четко выражала свое неприятие вмешательства НАТО в дела Восточной Европы, требуя роспуска как НАТО, так и ОДКБ [4]. Наши украинские товарищи призывают к объединению русских и украинских рабочих, а товарищи в России и странах, находящихся в зоне ее влияния, выступают за мобилизацию сил против Путина и войны.

Украина и ее путь к независимости

Россия потерпела неудачу в своих планах блицкрига, который позволил бы ей быстро взять страну под контроль и установить марионеточное правительство: этого не случилось из-за массового сопротивления населения, в том числе этнических русских и русскоговорящего населения. Это вынудило российскую армию отступить и сконцентрироваться на попытках установления контроля  над югом Украины и Донбассом на востоке[5]. Боеспособность и мужество украинских военных связаны с глубоко укоренившимся националистическим чувством, о котором очень важно знать, чтобы понимать украинское общество, рабочее движение и проводить максимально правильную революционную политику.

На протяжении всей своей истории Украина была жертвой агрессии со стороны различных держав. В отличие от других возникавших соседних государств украинская территория была разделена и аннексирована другими государствами. С XVII века закреплялось влияние Российской империи в восточной части ее территории, а западная часть находилась под властью Польши, а затем Австрийской империи. За все эти годы борьбы за территориальную целостность и защиту своего языка и культурного наследия сформировалась националистическое движение, которое постепенно становилось все сильнее и сильнее.

Подъем революционных левых сил в регионе в конце 19 – начале 20 века, приведший к краху царской империи и триумфу большевиков, объединил национальные устремления украинцев в борьбе за построение бесклассового, социалистического общества. Ленин и большевики были единственными, кто выступал за право на самоопределение угнетенных народов с интернационалистской точки зрения и, таким образом, стал определяющей силой среди украинских рабочих и масс. Вот что говорил Ленин в 1914 году: «Создание самостоятельного и независимого национального государства остаётся пока в России привилегией одной только великорусской нации. Мы, великорусские пролетарии, не защищаем никаких привилегий, не защищаем и этой привилегии. Мы боремся на почве данного государства, объединяем рабочих всех наций данного государства, мы не можем ручаться за тот или иной путь национального развития, мы через все возможные пути идём к своей классовой цели.

Но идти к этой цели нельзя, не борясь со всяким национализмом и не отстаивая равенства различных наций. Суждено ли, например, Украине составить самостоятельное государство, это зависит от 1000 факторов, не известных заранее. И, не пытаясь «гадать» попусту, мы твёрдо стоим на том, что несомненно: право Украины на такое государство. Мы уважаем это право, мы не поддерживаем привилегий великоросса над украинцами, мы воспитываем массы в духе признания этого права, в духе отрицания государственных привилегий какой бы то ни было нации».[6]

Поддержка большевиками права на самоопределение национальностей была одним из столпов, позволивших победить русской революции, наряду с политикой осуждения империалистической войны и поддержкой борьбы рабочих и бедных слоев крестьян. И именно благодаря победе русской революции в 1919 году возникло первое независимое украинское государство – Украинская Советская Социалистическая Республика, вошедшая в состав Союза Советских Социалистических Республик (СССР) с момента его основания в 1922 году.

Однако долгий путь борьбы за право быть независимой нацией далеко не закончился: вскоре на него пришлось встать вновь. Острые дебаты внутри партии большевиков относительно политики, которую следует проводить в отношении различных народов, входивших в состав Советского Союза, и в частности в отношении Украины, общеизвестны всем минимально образованным марксистам. Украинские коммунистические активисты вместе с Лениным и Троцким вели политическую борьбу со Сталиным, в то время являвшимся наркомом по делам национальностей и пытавшимся покончить с независимостью недавно созданной Украинской Советской Республики. Победа Ленина в этой полемике заложила основы, впоследствии перенесенные в первую советскую Конституцию, той политики, которую революционеры должны были проводить по отношению к национальностям: полного права на национальное самоопределение, в том числе права на независимость и на выход из состава Советского Союза, в который каждая республика вошла добровольно, без всякого принуждения.

Вот как обращался Ленин к украинским рабочим и крестьянам в 1919 году: «Независимость Украины признана и ВсеЦИКом (Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом) РСФСР (Российской Социалистической Федеративной Советской Республики) и Российской Коммунистической партией большевиков. Поэтому само собою очевидно и вполне общепризнано, что только сами украинские рабочие и крестьяне на своем Всеукраинском съезде Советов могут решить и решат вопрос о том, сливать ли Украину с Россией, оставлять ли Украину самостоятельной и независимой республикой и в последнем случае какую именно федеративную связь установить между этой республикой и Россией

Трудящиеся не должны забывать, что капитализм разделил нации на небольшое число угнетающих, великодержавных (империалистских), полноправных, привилегированных наций и громадное большинство угнетенных, зависимых и полузависимых, неравноправных наций. Преступнейшая и реакционнейшая война 1914—1918 годов еще больше усилила это деление, обострила злобу и ненависть на этой почве. Веками накопилось возмущение и недоверие наций неполноправных и зависимых к нациям великодержавным и угнетающим, — таких наций, как украинская, к таким, как великорусская.

Мы хотим добровольного союза наций, — такого союза, который не допускал бы никакого насилия одной нации над другой, — такого союза, который был бы основан на полнейшем доверии, на ясном сознании братского единства, на вполне добровольном согласии

Среди большевиков есть сторонники полной независимости Украины, есть сторонники более или менее тесной федеративной связи, есть сторонники полного слияния Украины с Россией. Из-за этих вопросов расхождение недопустимо. Эти вопросы будет решать Всеукраинский съезд Советов».[7]

Через несколько лет, когда еще не закончились 1920-е годы, сталинская контрреволюция начала постепенно все это переворачивать с ног на голову, пока не превратила Советский Союз в новую тюрьму народов. Этому термидорианскому повороту, охватившему все основы и принципы рабочего государства, основанного Лениным и Троцким, оказывалось яростное сопротивление со стороны подлинных большевиков и левой оппозиции. Ответом бюрократии были жестокие репрессии. В ходе непрерывных чисток вся старая большевистская гвардия, пережившая революцию и гражданскую войну, была расстреляна в 1930-е годы или заключена в концлагеря, раскинутые по всему СССР.

Озверевшие бюрократы были особенно озлоблены на ведущих руководителей и активистов КПУ, отстаивавших право на самоопределение в ходе дебатов в момент зарождения Советского Союза. Украинские коммунистические активисты в 1930-е годы были попросту уничтожены, ее лидеры были убиты, десятки тысяч арестованы и отправлены гнить в ГУЛАГ[8]. Подсчитано, что к концу 1930-х годов число членов компартии в Советской Украине сократилось вдвое. Та же участь постигла всех тех, кто пытался противостоять политике, исходящей от новой Великой России, на этот раз в ложносоциалистическом обличии. Насильственная сталинская коллективизация вызвала в Украине голод в период с 1932 по 1934 гг., в результате которого погибли миллионы людей. В Украине жестче, чем в других республиках, проводилась русификация, вновь принудительно вводился русский язык, а руководители местных органов власти стали замещаться направленными Кремлем русскими. Кроме того, поощрялось расселение русского населения на востоке и юге Украины. А когда в 1939 г. была присоединена та часть Украины, которая находилась под властью Польши, была расформирована компартия того края, до того входившая в состав впоследствии также распущенного Третьего Интернационала. Была навязана теория социализма в отдельно взятой стране, и все стало функционировать исключительно во благо бюрократии, централизованно управлявшейся из Москвы. Но это не могло положить конец сопротивлению угнетателям, хотя оно приняло совершенно иные формы, иные, нежели в конце XIX века.

Вакуум, оставленный Коммунистической партией на Украине, которая превратилась в орудие репрессивного государства, постепенно начал заполняться крайне правыми националистическими организациями[9], которые в противовес сталинскому режиму и его ложному социализму заняли открыто прокапиталистические позиции. В последующие десятилетия ненависть к сталинизму и тому, что считалось исходящим от российского марксизма, сформировали сознание существенной части движения народных масс и украинского рабочего класса.

Без анализа развития событий невозможно понять, почему украинский национализм набрал такой вес во время сталинского «царствования», почему он так поправел и что явилось причиной произошедшего после развала Советского Союза. Рабочее движение также нельзя обвинять в смятенности и снижении сознательности, поскольку это было обусловлено десятилетиями сталинского режима.

В мире, где еще много последователей сталинизма, необходимо постоянно освежать память о чудовищной роли крупнейшего из когда-либо существовавших контрреволюционных аппаратов внутри рабочего движения. А также о том, что бюрократы, руководившие им до 1990-х годов, сегодня мутировали, став олигархами и управляющими государствами чиновниками, восстановившими капитализм, как в случае России и Китая.

Украинский национализм XXI века

Циничная российская пропаганда, введшая в заблуждение часть левых сил, пытается заставить людей поверить в то, что весь украинский народ придерживается крайне правых взглядов, а нацисты являются массовой силой в Украине. Это ложь.

Есть ультранационалисты, как и в России, как и в большинстве европейских стран, чье электоральное представительство никогда не превышало 2%, и они только что потеряли большую часть своего вооруженного крыла – батальона «Азов»[10]. Но есть и анархистское течение, которое сформировало свой батальон для борьбы с русскими, а также другие небольшие левые организации, такие как Социальное движение и наша Украинская социалистическая лига. Также существует ряд пророссийских, сталинистских групп, которые были объявлены вне закона.

В настоящее время нет организованной националистической партии или влиятельного движения, но важно иметь в виду, что  учетом того, что украинцы являются народом, угнетаемым в течение столетий, тенденции к очерчиванию своей национальной идентичности в массовом движении очень сильны. Война довела это до своего максимального выражения и, как следствие, до проявления воинственности всего народа против захватчиков.

Как правильно разъяснял Ленин, национализм в народных массах угнетающих наций является глубоко реакционным, его нельзя сравнивать с национализмом угнетенных наций, который является более противоречивым, проявляющим приверженность борьбе за свое национальное освобождение. Мы, интернационалисты, должны осознавать это явление, не позволять использовать его только правым: мы должны говорить о нем при работе с народными массами и наиболее активным авангардом, показывая на деле, что мы находимся и будем находиться на переднем крае национально-освободительной борьбы против всякого внешнего гнета. Только так мы сможем быть услышанными и заручиться поддержкой в деле разработки всей нашей программы, которая, конечно, на этом не заканчивается, но сочетается с задачами, ведущими нас к экономическим и социальным преобразованиям, к формированию правительства рабочих, являющегося первым шагом к истинному социализму.

В некоторых левых организациях, особенно в империалистических странах, угнетающих другие народы, наблюдается полное непонимание того величайшего значения, которое антиимпериалистические и демократические задачи имеют в полуколониальных и угнетаемых странах.

Защита права народов на самоопределение и борьба против всякого рода национального гнета составляет существенную часть программы социалистической революции. Непонимание этого преступно и влечет за собой разрыв с традициями революционного марксизма.

В Украине, где народ ведет справедливую войну против вторжения на их территорию такой державы, как Россия, быть последовательным революционером означает всемерно поддерживать вооруженное сопротивление захватчику, независимо от буржуазной и неолиберальной политики правительства Зеленского, стоящего во главе этого сопротивления. И такой же линии должны придерживаться все интернационалисты. В противном случае, помимо занятия позиции по ту сторону окопов, фактической поддержки агрессора, это будет означать отказ от построения революционной социалистической организации в Украине и во всех бывших советских республиках.

Мы должны понять, что военная поддержка правого дела, кто бы его ни возглавлял, является нашей обязанностью и не предполагает никакой политической поддержки или утраты независимости, и что именно этой позиции всегда придерживался истинно революционный марксизм.

Троцкий, много писавший о том, как должны поступать революционеры в подобных ситуациях, имея в виду войну между империалистической Японией и полуколониальным Китаем, в письме мексиканскому художнику Диего Ривере от 23 сентября 1937 года писал следующее: «В своем заявлении для буржуазной печати я сказал, что все китайские рабочие организации обязаны находиться на переднем крае войны против Японии, ни на минуту не отказываясь от своей независимой программы и деятельности. «Но ведь это и есть «социал-патриотизм»! — восклицают эйфелисты. Это капитуляция перед Чан Кайши! Это отказ от принципа классовой борьбы! Большевизм проповедовал революционное пораженчество во время империалистической войны. А теперь империалистическими войнами являются и испанская, и китайско-японская война…» Этих четырех предложений, взятых из документа Эйфеля от 10 сентября 1937 года, достаточно, чтобы мы могли утверждать: здесь мы имеем дело с истинными предателями или с полными идиотами… Но слабоумие, возведенное на такие высоты, равнозначно предательству.

Мы не ставим и никогда не смешивали все войны в одну кучу. Маркс и Энгельс поддерживали революционную борьбу ирландцев против Великобритании, поляков против царя, хотя в обеих войнах вожаками были по большей части представители буржуазии, а иногда и феодальной аристократии… во всяком случае, реакционные католики… Но мы, марксисты и большевики, считаем борьбу Рифской Республики против империалистического господства прогрессивной войной. Ленин посвятил сотни страниц тому, чтобы показать принципиальную необходимость различать нации империалистические и нации колониальные и полуколониальные, составляющие подавляющее большинство человечества. Говорить о «революционном пораженчестве» вообще, не различая эксплуатирующих и эксплуатируемых стран, означает жалкую карикатуру на большевизм и поставку этой карикатуры на службу империализму…

Китай — полуколониальная страна, которую Япония на наших глазах превращает в колонию. Японская агрессия носит империалистический и реакционный характер. Борьба Китая носит характер освободительный и прогрессивный. А как же Чан Кайши? У нас нет иллюзий относительно Чан Кайши, его партии и всего правящего класса Китая, как у Маркса и Энгельса не было иллюзий в отношении правящих классов Ирландии и Польши. Чан Кайши — палач китайских рабочих и крестьян. Но сегодня он вынужден против своей воли бороться с Японией за то, что осталось от независимого Китая. Может быть, завтра он снова предаст свой народ. Это возможно. Это вероятно. Это даже неизбежно. Но сегодня он борется. Только трусы, полные имбецилы или негодяи могут отказаться участвовать в этой борьбе».

Сектанты и ультралевые боятся испачкаться в окопах справедливых войн грязью, в которой они много раз, как и в Украине, мараются вместе с теми или иными экстремистскими правыми силами. И именно поэтому они решают дистанцироваться, передавая дело защиты правого дела в руки правых и сдавая народные массы на их милость. А потом жалуются и огульно обвиняют народные массы в том, что правые идеи в самых разных их проявлениях являются чуть ли не единственным обозримым политическим выражением их устремлений.

Из-за этой сумятицы и своего мелкобуржуазного классового характера эти левые заканчивают тем, что отказываются от всяких намерений, связанных с построением революционной партии в Украине, Восточной Европе и любой стране, где наблюдаются сложные процессы. Но нет большей капитуляции перед буржуазией и бюрократией, чем отказ от формирования необходимого орудия революции!!!

Нашей Украинской социалистической лиге полтора года. Он невелика, в ее состав входит несколько опытных активистов, но в основном она состоит из членов профсоюзов, а большинство молодых людей являются студентами. Она подвергается неописуемому давлению и непрекращающимся репрессиям. Она наверняка совершит много ошибок. Но это единственная реально существующая троцкистская организация в Украине, единственная группа, которая борется за предоставление рабочей и революционной альтернативы народным массам, единственная сила, которая оспаривает власть у буржуазии и правых на местах, в то время как остальные левые следят за происходящим по пропутинским или пронатовским СМИ, сидя за тысячи километров от эпицентра в своих уютных домишках.


[1]Банкротство II Интернационала, Ленин, май-июнь 1915 г.

[2]См.: «Путин и российский империализм: некоторые дебаты» Серхио Гарсии (СДТ) и «Что такое империализм? Являются ли Китай и Россия империалистическими?», Гюнеш Гюмюш (СПТ), обе статьи 2022 г.

[3]Так характеризовал этот тип войн Ленин. Этот термин он когда-то услышал от В. Либкнехта, лидера немецкой социал-демократической партии и отца немецкого революционера Карла Либкнехта.

[4]ОДКБ — Организация Договора о коллективной безопасности, политическое и военное соглашение России с рядом родственных бывших советских республик.

[5]На момент написания данного материала российская армия находится на пороге достижения этих целей.

[6]Ленин: О праве наций на самоопределение, 1 ноября 1914 г.

[7] Письмо к рабочим и крестьянам Украины по поводу побед над Деникиным. Ленин, 1919 год.

[8] ГУЛАГ был подразделением органов внутренних дел Советского Союза, которое при сталинском режиме заведовало трудовыми лагерями под управлением госбезопасности.

[9] В 1929 году была создана Организация украинских националистов, которая в 1940 году раскололась на фракции последователей Степана Бандеры и Андрея Мельника. Первые в 1942 году сформировали Украинскую повстанческую армию, которая под стягами борьбы за независимость противостояла Советской армии, помогали нацистам, когда они вторглись в Советский Союз, а затем боролись и с советами, и с немцами. Они также устраивали массовые казни евреев и другие зверства. Последние бандеровцы были уничтожены в 1960 году. В настоящее время на право называться их наследниками претендуют две небольшие организации, кроме того, буржуазией предпринимаются попытки представить Бандеру в качестве героя борьбы за независимость при сокрытии его преступлений и реакционных взглядов.

[10] Большинство членов печально известного батальона «Азов », состоявшего из нацориентированных бойцов, погибли или попали в плен к русским.