I Конгресс МСЛ: По мере углубления кризиса капитализма во всем мире усиливается классовая борьба

Congreso de la LIS

Представляем политический документ, одобренный пленарным заседанием I Конгресса Международной социалистической лиги.

По мере углубления кризиса капитализма во всем мире усиливается классовая борьба.

Давайте превратим этот кризис в смертельный кризис капитализма!

По мере того как охвативший весь мир капиталистический кризис ​​усугубляется с каждым днем, нас ждут его шокирующие социальные и политические последствия. С одной стороны, обострение геополитической напряженности увеличивает опасность начала империалистической войны. С другой стороны, продолжается жестокое отношение капитализма к нашей планете. Мы наблюдаем углубляющуюся социальную и политическую поляризацию. Правые авторитарные диктаторы и фашистские движения угрожают основным демократическим правам и свободам. С другой стороны, нарастает борьба и всё больше пространства завоевывают левые силы.

Этот глубокий кризис системы открывает перед нами, революционными социалистами и участниками классовой борьбы, возможность делать уверенные шаги вперед.

Борьба рабочего класса во всем мире нарастает. Настолько, что, несмотря на то, что рабочий класс погружается в ужасы голода, бедности и безработицы, острые формы классовой борьбы и вспыхивающие восстания уже никого не удивляют. Нынешнюю реальность характеризуют внезапный рост классовой борьбы, восстаний и возникновение предреволюционных ситуаций. Весь мир движется в направлении крупных социальных потрясений: при своей неравномерности они сочетаются между собой. 2020-ые станут ареной великих битв. Нам предстоит ответить на два важных вопроса, ответы на которые до сих пор неясны: «Встанут ли народные массы в этой борьбе на путь к социализму?» и «Способен ли рабочий класс идти к революционным победам?» Весь исторический опыт показывает, что победа социализма невозможна без сознательного вмешательства революционного субъекта в объективное течение истории. Вот почему жизненно важно укреплять международное единство революционных социалистов и строительство революционных партий в каждой стране. Чтобы достичь этого, мы должны сначала получить четкое представление о той исторической фазе, которую мы проходим. Только так мы сможем определить наши задачи, сконцентрировать наши силы, определить правильную политику, курсы, стратегии и тактики.    

https://twitter.com/isl_lis/status/1468335975973593093?s=20

Глобальный экономический кризис: тупик капитализма

Восстановление экономики, начавшееся после отмены антиковидных мер, уже замедлилось в США, Китае и Германии. Рост цен на энергоносители, высокие цены, перебои с поставками и стагнация параллельно с инфляцией – это преддверие стагфляции. Эпоха потребительства и дешевых кредитов закончилась. А у капиталистов нет альтернативной модели.

Как человек, переживший кризис 1929 года, Шумпетер определил движитель постоянного обновления капитализма на основании концепта «созидательного разрушения», о котором говорил еще Маркс. Для Шумпетера экономические кризисы были периодами прогресса и роста, когда созидательное разрушение достигало своего пика. Потому что, по его словам, система обновлялась в кризисные времена за счет поглощения малоэффективных компаний наиболее динамичными. Это разрушение, производимое капиталом в отношении человеческих жизней и природы ради прибыли и накопления, было принято как критерий динамического развития капитализма. 

Кризис 1929 года был разрушительным процессом мирового масштаба. Многие банки обанкротились, предприятия и фабрики закрылись. Массовая безработица и голод охватили главную страну того кризиса: Соединенные Штаты. На смену менее прибыльным компаниям пришли более современные и мощные; разрушение капитала как накопленного труда продолжалось и во время Второй мировой войны. Опустошение всего европейского континента, Восточной и Юго-Восточной Азии и его восстановление послужили основой для той капиталистической нормы прибыли, которая привела к экстраординарному уровню инвестиций и буму 1950-х гг. Все это усугублялось предательской политикой сталинистов, закрепленной в Ялтинском и Потсдамском соглашениях.

Однако в 1929 году «созидательное разрушение», которое так лелеял Шумпетер, потерпело фиаско, поскольку политические последствия разрушения, такие как революции, нацизм, мировая война, ужаснули и саму буржуазию. 1930-ые были эпохой крайностей, сильно напугавших капиталистов.

Конечно, в 2008 году правители мира сего не могли позволить себе новое «созидательное разрушение» перед лицом капиталистического кризиса, главным образом потому, что они боялись восстаний и революций и предпочли сократить масштабы разрушения, спасая тонущие компании. Кризис 2008 года был лишь одним из примеров этого. Федеральная резервная система США, с одной стороны, предоставила финансовой системе в период с 2008 по 2014 год примерно 3,6 триллиона долларов за счет покупки долгов стоящих на пороге дефолта банков, ипотечных инструментов и долговых ценных бумаг Казначейства; с другой стороны, это привело к увеличению денежной массы, при этом процентные ставки удерживались на уровне 0,25% в течение семи лет, начиная с конца 2008 года. Еще один шаг, направленные на избежание разрушения, был сделан с помощью TARP (Программа выкупа проблемным активам), в рамках которой для спасения стоящих на грани банкротства банков и компаний было выделено 700 миллиардов долларов. Помимо банков и  страховых компаний с давней историей, были спасены три крупнейшие автомобильные компании США: General Motors, Chrysler и GMAC (Ally).

Благодаря такой политике разрушительность кризиса 2008 года, возможно, была на какое-то время отсрочена, но они не смогли разрушить устойчивую связь между кризисами и восстаниями. В первую очередь на ум приходят движения сквоттеров в различных странах, революции в Египте и Тунисе, неистовое восстание в Греции. Вышедшие на улицы рабочие и молодежь где-то отступили и потерпели поражение. Но в целом капиталистические державы не могли предотвратить углубление классовой борьбы. Перед пандемией социальные вспышки распространились по всему миру. В таких западных странах, как Франция и Соединенные Штаты, а также во многих странах Латинской Америки и Азии, происходили крупнейшие социальные столкновения и восстания. В этом смысле 2019 год стал годом наибольшего подъема, который подтвердил, что мы пришли к новой мировой ситуации.

Волна кризисов и восстаний

Пандемия привела к неизбежному приостановлению этой волны глобальной борьбы, которая продолжалась до 2020 года, но теперь назревают еще более масштабные восстания. Во-первых, бедные слои населения всего мира в течение 12 лет несли на себе основную тяжесть кризиса 2008 года. Казалось, куда уж хуже, но пандемия Covid поставила мировую экономику перед лицом внезапных и повсеместных разрушений. И снова капиталистическая система попыталась уменьшить серьезность разрушения, используя общественные ресурсы; объем пакетов помощи, подготовленных государствами для снижения экономического воздействия пандемии, достиг 20 триллионов долларов. Конечно, львиную долю этой помощи прибирают к рукам капиталисты. Чтобы снизить социальную напряженность, в некоторых странах с сильной экономикой ограниченные ресурсы выделялись и трудящимся. Но в подавляющем большинстве стран мира рабочие были оставлены на произвол судьбы: им пришлось самостоятельно бороться с бедностью, безработицей и голодом.

Поскольку неравенство во всем мире резко усиливается, во время пандемии резко увеличилось количество зомби-компаний, которые остаются на плаву за счет ссуд, но прекратят свою деятельность, как только поддержка будет прекращена. По данным немецкого Deutsche Bank, каждая пятая зарегистрированная в США компания на самом деле является зомби-компанией. Количество таких компаний, чье банкротство было допущено Центробанком, за последние месяцы увеличилось в разы. Это означает, что кризис капитализма распространяется с течением времени, проблема рентабельности может решаться только в исключительных и временных областях, восстановление не начнется, а бедность рабочих усугубляется изо дня в день.

Капиталистическая система страдает от неспособности преодолеть собственный кризис. Неолиберальная модель глобализации, выдвинутая как реакция на структурный кризис капитализма, разразившийся в 1970-х годах, и кризис, связанный с падением Берлинской стены, крахом Советского Союза и распространившейся по всему миру приватизацией, некоторыми «торговцами воздуха» преподносилась как то, что позволит навсегда преодолеть кризисы, но она не оправдала ожиданий.

В настоящее время не существует модели выхода из кризиса. В мире отсутствуют условия для реализации неокейнсианской модели, которая обсуждалась в кругах так называемых «прогрессистов» как ответ на кризис. В условиях чрезмерной закредитованности мировой экономики, доминирования финансового капитала, пиковой глобализации, империалистических держав, готовых душить друг друга в отсутствие надежды на восстановление уровня прибыли, полная занятость, справедливость распределения доходов, финансовое регулирование и государство благоденствия как составляющие кейнсианства являются абсолютно эфемерными.

У капиталистов нет рецепта выхода из кризиса: у них нет новой модели накопления капитала. Вот почему они продолжают отсрочивать кризис, переваливая бремя на рабочих, и они будут продолжать это делать. Пока рабочие не скажут этому курсу «Хватит!».

После кризиса 2008 года Китай стал опорой мировой экономики и стимулировал развивающиеся рынки своим спросом на сырье и товары. Однако Китай больше не растет такими же темпами, его экономика вошла в долговую спираль, и его долговые пузыри также лопаются. Китайский строительный гигант Evergrand, который находится в состоянии банкротства с долгом в 300 миллиардов долларов, показал, что строительная отрасль, на которую приходится 25% валового дохода Китая, продолжает функционировать при наличии гигантских долгов. Как следствие, в этот раз Китай не придает импульс экономикам отсталых стран. Существует вероятность того, что некоторые из этих стран, у которых в 2000-е гг. возникла большая задолженность, достигшая пика в период пандемии, могут объявить о дефолте, как, например, Греция в 2015 г. и Ливан в 2019 г. Уязвимость слаборазвитых стран резко возросла. Эти страны, являющиеся слабым звеном империалистической системы, сотрясены нестабильностью; кажется неизбежным, что они станут ареной восстаний, переворотов, гражданских войн и великих событий классовой борьбы. 

Хотя ведущие империалистические страны на этот раз намерены проводить политику наращивания денежной массы в гораздо большем масштабе, дела обстоят хуже, чем раньше. Например, настораживают Соединенные Штаты, которые считают, что могут печатать неограниченное количество денег, исходя из того, что их валюта является глобальным резервом. Растущая в Соединенных Штатах инфляция стучится к ним в дверь; поговаривают, что инфляция в 5% может стать постоянной. Они не могут продолжать раздавать бесплатные кредиты и печатать деньги при такой высокой инфляции. Поэтому «мощнейший» антикризисный инструмент может оказаться бесполезным. Такие страны, как Турция, Бразилия или Аргентина, которые считаются наиболее хрупкими экономиками, в любом случае не имеют такой возможности: печатание денег в этих странах означает не что иное, как быстрое обесценивание местной валюты, гиперинфляцию и крах.

Продовольственный и климатический кризис

В то время как мировая экономика сталкивается с трудностями из-за издыхающего капитализма, экосистема планеты, источники продовольствия, водные ресурсы, леса и энергетическая система с трудом выживают в рамках капиталистической модели, основанной на потреблении углеводородов. Глобальное изменение климата продолжается, становится суровее и ускоряется, превосходя самые пессимистические прогнозы. Империалистические державы продолжают проводить бесполезные встречи после экологических катастроф, продвигать экстрактивистскую модель, которая разрушает природу ради увеличения корпоративных прибылей. Эти попытки умыть руки лишь указывают на то, что капитализм не может спасти дикую природу на нашей планете, которая находится на грани исчезновения. Этот курс, проложенный капитализмом как доминирующим способом производства, ускорился с наступлением империализма и сегодня достиг критической точки. Глобальное потепление подпитывалось такими центрами империализма, как Великобритания и континентальная Европа, Америка, Канада и Япония; оно ускорилось за счет непосредственного поглощения остального мира в результате колониального и капиталистического империалистического порабощения. Что касается выбросов CO2, то более половины их со времени индустриализации – дело рук этих империалистических капиталистических стран. Однако в настоящее время уже такие страны, как Китай и Индия, воздерживаются от принятия определенных мер, которые могли бы замедлить их быстрый экономический рост. Но когда Китай и Индия достигнут уровня потребления западных стран, глобальное потепление уже сделает мир непригодным для жизни. И снова оказывается, что империалистическая мировая система, разделенная на национальные государства со свободным рынком, является величайшим препятствием, стоящим перед человечеством. Однако имеются экономические и социальные ресурсы для более радикальной борьбы с климатическим кризисом и спасения нашей планеты. Но эти ресурсы продолжают преобразовываться в богатство горстки сверхбогатых людей. При этом сама капиталистическая стратегия, стремление к прибыли и алчность полностью несовместимы с экологическим равновесием. Например, капиталистическая махина прибыли продолжает уничтожать тропические леса, поглощающие и очищающие CO2. Противоречия между экологичной жизнью и капитализмом никогда не будут устранены. «Зеленый капитализм» – это не более чем большая ложь.

Экологический кризис в сочетании с капиталистическим экономическим кризисом дает нам представление о том, что нас ждет в будущем. Мы видим признаки этого в виде глобального продовольственного кризиса и голода в 2021году. Опубликованный в октябре доклад “Глобальный индекс голода (GHI) 2021” указал на растущий уровень голода среди бедного и работающего населения во всем мире. В докладе говорится, что «климатический кризис, пандемия COVID-19, все более жестокие и затяжные войны свидетельствуют об ужасном уровне голода, что является результатом их токсичного сочетания”. Безработица, потеря доходов и высокая инфляция снижают покупательную способность рабочих и приводят к быстрому обнищанию, в то время как резкое повышение цен на продукты питания приводит к тому, что сотни миллионов людей оказываются ниже черты бедности. Невыплаченная арендная плата, непогашенные счета и долги по кредитам, недоступный природный газ и очереди за топливом… Эти суровые условия заставляют рабочих вступать в борьбу, поэтому расширение и дальнейшая радикализация этой борьбы является кошмаром для правящих классов. В то время как Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) сообщила в своем сентябрьском отчете о ежегодном повышении цен на продукты питания на 32,8%; Продовольственный индекс ФАО достиг рекордного уровня в 133 пункта впервые после Арабской весны 2011 года. Капиталистов можно понять в том, что они опасаются вызываемых голодом беспорядков, поскольку ожидается, что эти цифры будут расти. Главное – превратить этот страх в кошмар.

Организация Объединенных Наций заявила, что мир столкнулся с наихудшим продовольственным кризисом за 50 лет. С другой стороны, вероятность того, что буржуазные правительства многих стран мира рухнут, погрязнув в болоте долгов, показывает, насколько опасным для них может быть этот массовый голод. Есть пример Ливана, где рабочие неимоверно быстро дошли до уровня голода. Генеральный директор ФАО Цюй Дунъюй резюмирует ситуацию следующими словами: «Сегодня мы сталкиваемся с беспрецедентными продовольственными кризисами во многих областях. Голод и недоедание стали сегодня реальностью… Ситуация продолжает ухудшаться по мере приближения к концу 2021 г.».

Учитывая то, что в слаборазвитых странах семьи, как известно, тратят половину своего семейного дохода или даже больше на продукты питания, нетрудно предсказать, что рост цен на продукты питания на 32% за год приведет к недоеданию. Массовый голод вызывал беспорядки на протяжении всей истории. Что далеко ходить? Арабские восстания 2011 года начались с резкого роста цен на продукты питания. Теперь эти возможности ощутимее, чем когда-либо.

Революционные социалисты должны находиться в первых рядах экологической борьбы и выступить с радикальной программой борьбы с дороговизной жизни, соединив все эти требования с необходимостью покончить с капитализмом как единственным способом спасти планету и иметь возможность рационально использовать природные ресурсы для удовлетворения базовых потребностей большинства населения, прежде всего, в отношении продуктов питания.

Обманутая молодежь готовится к восстанию

Молодые люди больше всего страдают от безработицы и неполной занятости в неприемлемых условиях. Безвыходное положение молодежи станет одним из решающих факторов в ближайшее время. Гнев молодых людей на все более деградирующую систему образования, безработицу, ужасающие условия труда, жестокую эксплуатацию, отвратное социальное неравенство и ненасытных авторитарных политиков растет. Лучшим примером этого стала молодежь Колумбии, которая в мае и июне этого года восстала против повышения налогов, репрессий и ужесточения экономии бюджета, от которых пострадал рабочий народ. Несмотря на то, что колумбийская молодежь, храбро сражавшаяся на улицах, заплатив за это более чем сотней жизней, отступила из-за отсутствия достойных лидеров, им все же удалось заставить правительство сдаться и раскрыть свой революционный потенциал. Мы уже видели, как восставали чилийские студенты, когда увеличение стоимости билетов в метро стало последней каплей, вызвавшей позднее всеобщее восстание всех бедных слоев населения против правительства и режима, унаследованного от диктатуры Пиночета.

В качестве еще одного примера можно привести Испанию, где по официальным данным безработица среди молодежи составляет 40%. Массовые беспорядки и протесты после ареста популярного радикального рэпера – еще один показатель радикализации молодежи. В своем восстании, которое сотрясло США после убийства Джорджа Флойда, чернокожая молодежь соединилась с белой молодежью в борьбе против расизма полиции и администрации Трампа. Гнев молодежи растет на Ближнем Востоке, в Латинской Америке, Азии и во многих других частях света. Этот гнев проявляется в радикальных протестах молодежи. Однако отсутствие прогрессивных революционных партий, отсутствие перспектив и проблемы координации спонтанных действий в значительной степени подрывают политическую радикализацию и оставляют пространство для умеренных лидеров, которые приспосабливаются к реформистской и соглашательской политике.

Поэтому жизненно важно, чтобы сильный боевой настрой молодежи приобрел марксистское содержание. Логичным направлением действий молодых людей, восстающих против отсутствия будущего при капитализме, являются социализм и марксизм. В последние годы на страницах прессы появилось множество опросов, отчетов и исследований, посвященных заинтересованности молодежи социализмом. Мы должны терпеливо работать с этим интересом к социализму, все еще смутным и рассеянным, чтобы он проявился в классовой борьбе и в укреплении революционных социалистических организаций.

Классовая борьба нарастает во всем мире

Параллельно с кризисом капитализма мы наблюдаем то, что рабочий класс усиливает классовую борьбу во всем мире, используя свою коренящуюся в производственном процессе силу. Недавние забастовки в США, всеобщие забастовки в Южной Корее и Индии, радикальные выступления иранского рабочего класса, забастовка металлургов Кадиса в Испании, металлургов в Южной Африке, рабочих метро в Португалии, транспортников в Германии, протесты разнорабочих в Тунисе и растущее профсоюзное движение во многих отраслях экономики Турции – это лишь некоторые из примеров. Все эти забастовки и сопротивление – признаки появления глобального рабочего движения. Капитализм глобально интегрирован, поэтому и нарастающая борьба рабочих приобретает международный характер. В результате этого среди рабочих в мировом масштабе растет классовое сознание. Действия работников здравоохранения во всем мире, которые рискуют своими жизнями на руинах систем здравоохранения, разрушенных неолиберальной политикой, особенно во время пандемии, и борьба работников системы снабжения, которым приходилось работать в первую очередь в самые сложные моменты эпидемии, возбудили сознание рабочих. Тот факт, что государственная махина не заботится о системе здравоохранения или жизнях сотрудников, а думает лишь о максимизации прибыли, в то время как капиталисты делают огромные состояния на горе людей, привел к нарастанию гнева, направленного против капитализма. Что заставляет рабочих быть более агрессивными, так это то, что безработица и высокая стоимость жизни влияют, в первую очередь, именно на них в условиях экономического кризиса, и то, что они вынуждены работать во все более тяжелых условиях. Иными словами, усиление борьбы рабочего класса – это объективный процесс. Критическим моментом здесь является то, что рабочий класс должен преодолеть препятствия, чинимые профсоюзной бюрократией: во главе всех недовольных социальных слоев должен стать новый рабочий радикализм, возникающий на предприятиях. Когда взрывной гнев неимущих слоев населения, безработных, молодежи, женщин и угнетенных объединится с организованным движением рабочего класса, тогда капитализм окажется в тяжком положении. Поэтому большое значение имеют массовые инициативы и комитеты на местах, которые подчеркнут новую динамику жизни. Продвигайте идею самосозывов для преодоления бюрократии, боритесь за представительство во внутренних комиссиях и представительских органах, продвигайте единство антибюрократических и классовых течений для возрождения самой идеи профсоюзов, продвигайте идею создания боевых координационных советов.

Формирование марксистских кадров среди молодых рабочих и установление внутриотраслевых связей между ними по всей стране имеет большое значение для качественного и количественного скачка в классовой борьбе. Важнейшая задача социалистов – подготовить рабочий класс к решающей борьбе против глобального капитализма.

Всемирный женский бунт продолжается

Одной из важнейших характеристик последних лет стало появление глобального движения женщин, борющихся за свои права. Во всем мире женщины протестуют против запрета абортов, феминицидов, сексизма, дискриминации, домогательств и изнасилований. В разных странах, таких как Аргентина и Ирландия, подъем женщин достиг важных успехов в отношении легализации абортов, а также в признании в различных слоях общества самого существования этих проблем, до недавнего времени невидимых.

Точно так же и движение ЛГБТИ+ заявляет о своих правах во всем мире, выступая за равные права, протестуя против насилия и дискриминации. Вовлечение женщин и представителей ЛГБТИ+ в процесс массового осуждения сексистской капиталистической системы прокладывает путь к радикализации. Очень важно, чтобы эта схватка преобразовалась в общую оппозицию системе и была направлена в сторону социализма.

Работающие женщины больше всего страдают от кризиса капитализма: их первыми увольняют, они соглашаются на более низкую заработную плату и более жестокие условия труда, они больше всего страдают от бедности и голода. В слаборазвитых странах костлявые руки голода схватили бедные семьи, женщин и детей за шею. Поэтому работающие женщины готовы идти вперед в классовой борьбе. Накопленный гнев огромен. Очень важно сформировать марксистские руководящие кадры среди радикально настроенных работающих женщин и девушек, которые в настоящее время встали в авангарде многих фронтов классовой борьбы. Организованная борьба на рабочих местах, в школах и в жилых кварталах – единственный способ расширить возможности женщин в рамках их борьбы против эксплуатации и сексизма. Революционные социалисты должны уметь организовывать женщин-лидеров, которые жаждут бороться за новую жизнь, а не быть беспомощными жертвами системы.

Сторонники реформистских тенденций и гендерной политики, имеющие вес в женском движении и движении ЛГБТИ+, обладают как организационным, так и идеологическим влиянием. Эти политики, которые не рассматривают капитализм как источник угнетения, вынуждают активистов довольствоваться частичными завоеваниями. Гендерная политика идентичности, которая выбирает в качестве своей цели «контр-идентичность», изолирует крупные сегменты, которые могли бы поддерживать борьбу женщин и представителей ЛГБТИ+, и наносит удар по единству рабочего класса. Эти две тенденции, которые стремятся ограничить борьбу женщин и представителей ЛГБТИ+, чтобы достичь хоть чего-то, не затрагивая капиталистическую систему, являются тупиковыми и неприемлемыми для движения. Борьба с этим влиянием с классовой и социалистической точки зрения жизненно важна для движения к прогрессу.

Авторитаризм, нападки на демократические права и опасность фашизма

Еще одна отличительная черта переживаемого нами периода – усиление попрания демократических прав, авторитаризм и возросшая опасность фашизма. По мере углубления кризиса капитализма мы видим, что традиционный институционализм буржуазной демократии и либеральной гегемонии пошатнулся. Как в 1920-е и 1930-е годы, все более широкие слои правящих элит видят в буржуазно-демократическом процессе препятствие и рассматривают возможность формирования ультраправых фашистских правительств как «решение».

Подобные тенденции в существенной мере проявляются в США и Западной Европе, которые являются традиционными средоточиями либеральных парламентских систем в мире. Тот факт, что Трамп все еще пользуется большой популярностью, проклиная «радикальных социалистов, захвативших Америку», является наиболее очевидным и опасным выражением этой тенденции для Соединенных Штатов в настоящее время. Через десять месяцев после своего поражения на выборах положение Трампа как лидера Республиканской партии, которая представляет значительную часть правящего класса США, укрепилось.  

По мере того, как ширятся неудачи администрации Байдена и усиливается степень разочарования рабочих и молодежи, весьма вероятно, что Трамп или кто-то вроде него вернется на пост президента при еще большей поддержке. Если радикальное классовое движение, обладающее силой и перспективой покончить с двухпартийной системой в Америке, потерпит фиаско, очевидно, что правый популизм, авторитаризм и фашистские движения заполучат опасные рычаги воздействия через Республиканскую партию. Поэтому необходимо еще раз подчеркнуть ту опасную роль, которую играют такие течения, как Демократические социалисты Америки (ДСА). Вместо того чтобы направлять растущую классовую борьбу и динамизм левого движения в сторону внедрения левых идей в полной независимости от буржуазных партий, ДСА все больше и больше разворачивается вправо и теоретизирует о необходимости дальнейшей поддержки империалистической Демократическую партию.

В условиях экономического кризиса, враждебности к иммигрантам и исламофобии крайне правые продолжают набирать силу и в Европе. Сегодня ультраправые партии занимают прочные позиции почти во всех парламентах Европы. В ситуациях, когда революционные левые силы не способны возглавить социальное недовольство, создающийся вакуум заполняют демагоги-популисты правого, ультраправого или фашистского толка, позиционирующие себя в качестве борцов против системы. Мы стали свидетелями этого во Франции. Как будто такой ультраправой, как Марин Ле Пен, было недостаточно на политической сцене, так теперь второй ультраправый политик, Эрик Земмур, ныне вступивший в соревнование с ней в президентской гонке, быстро набирает популярность, согласно опросам общественного мнения, и добивается значительных успехов. На выборах ему пророчат второе место. Однако классовая борьба во Франции в последние годы приняла очень радикальные формы. И «Движение желтых жилетов», и забастовки рабочих метро и железных дорог сильно повлияли на страну. К сожалению, когда нет революционных левых, которые могли бы возглавить эти действия и организовать активистов, или когда этих усилий недостаточно, в подобных ситуациях выигрывают крайне правые и фашистские движения.

Пример Франции показывает, насколько жизненно важно, чтобы авангард (рабочих протестов или уличных демонстраций) присоединился к революционным организациям. Они обеспечат как радикализацию идей в рабочем движении, так и установление связей между рабочим классом и революционными организациями. Если они не объединены в революционные организации, то мы видим, что радикализм в действии испаряется, полевение носит весьма ограниченный характер, в то время как правые все возможности используют на свою корысть. С другой стороны, для появления лидирующего поколения рабочих и молодежи революционные организации должны сначала стать достаточно сильными, чтобы рабочие могли увидеть эти революционные альтернативы и начать ориентировать на них. Если организованная революционная альтернатива остается слабой, левые реформисты и профсоюзная бюрократия с их печально известной лояльностью к системе будут направлять все открывающиеся возможности вправо. Этот привилегированный слой бюрократов во многом виноват в росте популярности ультраправых, чья роль состоит в подрыве классовой борьбы.

Наряду с нарастающей опасностью со стороны ультраправых усиливаются и авторитарные тенденции системы. Во многих странах мира демократические права вообще не соблюдаются либо подвергаются серьезным нападкам. Такие ультраправые лидеры, как Моди, Эрдоган, Орбан и Болсонару, безжалостно попирают демократические права на пути установления своих авторитарных режимов. С другой стороны, демократические права практически не осуществляются во многих странах от Китая до Никарагуа, от Беларуси до России, от Ирана до арабских шейхов и африканских диктатур. Как показывает последний пример в Судане, военные перевороты в Африке участились. Героические жертвы народа, сопротивлявшегося кровавой хунте в Мьянме, еще не окупились.

Не следует недооценивать опасность, которую представляют крайне правые популисты и демагоги, фашистские уличные движения или авторитарные лидеры. Самый верный способ остановить реакцию крайне правых – это поднять классовую борьбу. Потому что классовая борьба и социализм – это верное решение капиталистического кризиса. Надежда на новую жизнь помешает получить поддержку крайне правым. Действия рабочего класса сокращают пространство для деятельности крайне правых. Поскольку действия рабочих носят интернационалистский характер, они также являются интеллектуальным противоядием от разделяющих рабочий класс расистских, религиозных и антииммигрантских тенденций.

Защита всех видов демократических прав – одна из главных обязанностей социалистов. Борьба за демократические права – основа борьбы за социалистическую революцию. Мы выступаем за право народов на самоопределение. Право на проведение собраний и демонстраций, свободу печати, основные права человека, свободу слова и организации, а также за права профсоюзов: все это создает среду, в которой рабочий класс может свободно дышать. Главная задача рабочего класса и социалистов – яростно защищать их.

Уличная сила фашистов – еще один вопрос, в решении которого социалисты должны принять особые меры предосторожности. Когда фашистские банды находят возможность организоваться, они укрепляются и чинят насилие против левых и угнетенных слоев населения при негласном одобрении со стороны государства. Революционерам нельзя пассивно наблюдать за всем этим. Социалисты-революционеры должны возглавить антифашистское движение и вести борьбу за постоянное сокращение пространства для действий и организации фашистских головорезов. Для марксизма и перспектив классовой борьбы очень важно привлечь к себе антифашистские силы, которые являются весьма динамичными во многих странах мира.

Империалистическое равновесие нарушается вследствие потрясений и напряженности

Опыт последних лет показал, что империалистические конфликты только усилились с началом кризиса капиталистической экономики: баланс смещается, а войны только ужесточаются. Афганистан, Карабах, Украина, Ливия, Сирия, Рожава, Палестина, Йемен, Эфиопия, Западная Сахара, Судан, Эритрея, Нигерия, Кашмир и другие страны – вот те точки, где в последние годы происходили войны. Эти войны, в которых великие империалистические державы в основном участвуют через третьи стороны, и новые, опасность которых уже проявляется на горизонте, вероятно, примут более опасные формы по мере нарастания капиталистического кризиса.

Дичайший процесс эксплуатации и тот рост, который был достигнут Китаем, начиная с последней четверти ХХ века, сдвигает баланс империалистической системы. Империалисты США, которые постепенно утратили свое положение единственной сверхдержавы в мире, изо всех сил вкладываются в политику сдерживания Китая. Борьба, начатая Соединенными Штатами против Китая в экономической, политической и идеологической областях, трансформировалась в стратегию осады, приведшей к глобальной гонке вооружений.

Политика «мирного восхождения», которая являлась официальной доктриной Китая на протяжении многих лет, при Си Цзиньпине сменилась более напористой и агрессивной внешней политикой. Режим КПК направляет государственные ресурсы на технологическое развитие и повышение военного потенциала. С другой стороны, Соединенные Штаты продолжают углублять свою военно-политическую деятельность и укреплять свое военное присутствие, в первую очередь, в Южной Азии. Последним примером этого стало соглашение о сотрудничестве Австралии в области обороны с США и Великобританией (AUKUS), несмотря на возмущенную реакцию со стороны ее основного торгового партнера – Китая.

Соглашение о Транстихоокеанском партнерстве объединяет такие страны, как Япония, Вьетнам, Малайзия и Сингапур, с Соединенными Штатами, которые обеспокоены подъемом Китая. Проблемы в таких регионах, как Тайвань, Гонконг и Южно-Китайское море, еще долгие годы будут оставаться чрезвычайно опасными факторами вспыхивания горячих войн.

Углубление межимпериалистических трений и споров между теряющими свои силы США и растущим Китаем может в будущем привести к новой мировой конфронтации с непредсказуемыми последствиями для выживания человечества. В этом нет ничего прогрессивного. Мы, революционные социалисты, должны оставаться независимыми и отвергать всё, что противоречит интересам рабочего класса и народов каждой из этих держав.

Американский империализм, осознавая пределы своей силы, сокращает свое присутствие на Ближнем Востоке, отдав предпочтение стратегии окружения Китая. Мы столкнулись с удивительными последствиями этого поворота. Ярчайшим примером этого является Афганистан, где американская оккупация закончилась с позором, а Талибан одержал безоговорочную победу. На Ближнем Востоке наблюдается серьезный конфликт между Россией, Турцией, Ираном, Саудовской Аравией, Израилем и т. д., которые пытаются захватить высвобожденное США пространство. Само собой разумеется, что эти конфликты являются очень кровопролитными и что региональные державы управляют всеми кровавыми гражданскими войнами руками своих партнеров.

По мере того как капитализм все больше сотрясается от кризиса, все менее уверенными чувствуют себя правящие классы, буржуазные государства и политики. Ярое стремление империализма и капиталистических систем на национальном уровне к неограниченной прибыли и богатству имеет тенденцию обретать крайние формы и в условиях кризиса приводят к войнам. Единственная социальная сила, которая может бороться против империалистической войны, – это международный рабочий класс. Те же объективные социальные процессы, которые привели империализм к войнам, ведут представителей рабочего класса в революционные ряды. Вот почему наша ближайшая задача – укреплять международное революционное социалистическое единство рабочего класса.

Обязанность организоваться и осуществить поворот к перспективам социалистической  революции

Вызванная капиталистическим кризисом депрессия обязательно будет выводить рабочие массы на улицы в течение 2020-х гг. Это не просто наши оптимистические ожидания. The Economist Intelligence Unit, дочерняя компания The Economist , оценила вероятность массовых социальных протестов как «очень высокую» в своем анализе 10 рисков, которые потрясут мир в 2022 г. 

Исследование Фонда Фридриха-Эберта (FES), являющегося инструментом немецкого империализма, анализируя протесты и делая прогноз о том, что произойдет в ближайшие годы, пришел к выводу, что мы живем в период истории, схожий с 1848, 1917 или 1968 годами, «когда большое количество людей восстали против существующего положения вещей и продемонстрировали, что требуют перемен». МВФ предсказывает возможные бунты и даже революции.  

Как революционные марксисты, мы должны осознавать, что перед нами открываются большие возможности. Однако массовые акции протесты спотыкаются о такие препятствия, как дезорганизация и отсутствие перспективы. Богатый опыт 2019 года четко указывает на это. Протестующие, героически сражавшиеся в Чили, Ираке, Франции и многих других странах, не смогли самостоятельно решить многие сложные проблемы, такие как уничтожение буржуазных государств, свержение правительств, устранение агрессивности правых и соглашательства некоторых левых. Для этого массы должны иметь твердую революционную перспективу и эффективно организованную силу. С одной стороны, чтобы противостоять агрессии буржуазного государства, а с другой, чтобы избежать хитроумного саботажа соглашательских левых тенденций, марксистские организации должны завоевать авторитет в глазах народных масс.

По мере смещения масс влево и усиления социалистических идей восстания 2020-х гг. будут приобретать определенно революционный характер.

Врата новой революционной ситуации распахнутся перед нами, когда массы ответят акциями прямого действия и забастовками на самые жестокие последствия капиталистического кризиса и обратятся к революционным социалистическим идеям, символам и организациям.

Народные массы, особенно молодежь, уже серьезно ищут какую-то альтернативу. Это очень важно, потому что без поисков прогресс не возможен. Рабочий класс и молодежь сейчас проходят через эти этапы. Это действительно важно. Но мы знаем, что для того, чтобы действия рабочего класса и молодежи достигли своих логических результатов, то есть для осуществления социалистических революций, необходимо вмешательство революционных марксистских организаций.

МСЛ и все революционные марксистские организации в этом отношении несут большую ответственность. Обращение спонтанных движений к революционным перспективам и расширение организации зависят от нашей эффективности и степени вовлеченности.

В этом смысле мы должны избавиться от сектантских идей, ограниченности взглядов, слепого соперничества, мы должны организовать совместную работу в максимально широком единстве действий. Только через совместную борьбу мы можем стать альтернативой для народных масс и перебороть убаюкивающий эффект соглашательских левых тенденций. МСЛ готова сделать все возможное для развития культуры солидарности и совместной борьбы революционных марксистских организаций. МСЛ организована на основе новой концепции, в рамках которой второстепенные различия обсуждаются в духе товарищества, а не являются основанием для раскола, так за короткое время мы сможем добиться значительного прогресса в формировании революционного марксистского единства во всем мире. И это станет преломляющим моментов для развития идей социализма в условиях крупнейшего кризиса капитализма, который мы переживаем, усиливая революционную солидарность и ведя упорную борьбу.

Преодоление соглашательских тенденций и идеологическая борьба

Мы являемся свидетелями социальной и политической поляризации, которая будет только нарастать. Тенденции к поправению, о которых мы уже говорили, – это лишь одно из проявлений нынешней ситуации. Другим же является полевение все более широких секторов движения народных масс. Если организация революционных социалистов не будет укреплена, это полевение будет использовано реформистами, которые попытаются сместить накал в электоральную плоскость и, таким образом, спасти правительства и режимы, что в большинстве случаев в конечном итоге приводит к укреплению позиций правых сил.

Когда капиталистическая система находится в кризисе, реформистские левые партии, находящиеся под опекой системы, и в большинстве случаев профсоюзная бюрократия, находящаяся под контролем реформистов или самой буржуазии, вмешивается в борьбу, чтобы спасти саму систему. В качестве недавних примеров можно привести «Координационный совет партий во имя демократии», Широкий фронт и Коммунистическую партию Чили; Единый профсоюз трудящихся и «Исторический пакт» Густаво Петро в Колумбии; преданные истеблишменту сталинистские партии КПИ и КПИ (М) в Индии, которые сыграли решающую роль в спасении системы, сделав все возможное для сдерживания протестов и забастовок.  

В недавнем прошлом колебания Коммунистической партии и партии Меланшона в отношении движения «желтых жилетов» во Франции пошли на пользу Макрону и Ле Пену. В Германии поворот Die Linke («Левые») в сторону неолиберализма продолжает открывать путь для крайне правой АдГ. Точно так же итальянская Партия коммунистического возрождения оставила улицы на произвол правопопулистского движения «Пять звёзд» и крайне правого Северного альянса. В Греции еврокоммунистическая Сириза стала спасительницей буржуазии. В Испании партия «Подемос» позволила вернуться к власти ИСРП. В Бразилии правительство ПТ сделало возможной победу полуфашиста Болсонару. В Аргентине правительство Кристины Киршнер, а теперь и правительство всей Хустисиалистской партии во главе с Фернандесом-Киршнер, способствовало появлению и укреплению правых. В Венесуэле именно правительство Мадуро несет ответственность за то, что правое крыло заимело такой вес. В Индии реформистские сталинистские партии [КПИ и КПИ (М)] заложили основы для консолидации правопопулистского авторитарного режима Моди. Во многих подобных ситуациях, включая описанные, реформистские партии поддерживали неолиберальную политику сокращения объема социальных ассигнований и приватизации. Невозможно завоевать лидерство в массовом движении и трансформировать капиталистический кризис в социальную революцию, не одолев эти силы.

Отказ от модели большевистской партии и принятие в качестве постоянной стратегии создание крупных массовых партий в сотрудничестве с реформистами, как это предлагается Объединенным секретариатом (SU-IV) и некоторыми другими силами, является не чем иным, как адаптацией к реформизму. Это не означает непринятие адекватной тактики для различных процессов, которые могут развиваться в определенных ситуациях; но эта тактика, которая может включать участие в широких антикапиталистических формированиях, не может быть стратегической, пригодной для всех периодов и локаций или противоречить построению революционных партий.

Возникающий новый мир вынуждает нас быть готовыми к возможности разрывов между левыми силами в составе массовых партий и возникновению новых феноменов, открывающих новые возможности для революционного строительства.

Точно так же, как революционные социалисты должны всегда отгораживать себя от реформистов и левых центристов, точно также они должны отделять себя от сектантов и скептиков, которые препятствуют прогрессу в борьбе и создании революционного руководства, в котором они имеют определенное влияние.

Одним из самых больших препятствий, стоящих перед движением народных масс, являются антимарксистские постмодернистские движения, которые придерживаются той концепции, что время классовой борьбы прошло, негативно относятся к борьбе за захват политической власти рабочим классом и распространяют идею о том, что именно социализм является причиной преступлений сталинизма. Неудивительно, что те же аргументы приводят и капиталисты. Постмодернистские интеллектуалы и группы играют огромную реакционную роль, представляя борьбу за идентичность и культуру как левый проект. Опыт неоднократно показывал, что проект создания небольших освобожденных автономных единиц, который, пожалуй, является наиболее позитивным предложением этих групп, не представляет ни малейшей угрозы для функционирования системы.

Для того чтобы именно революцией станет ответом на кризис системы, мы должны добиться успеха в объединении международных революционных марксистских сил на самом широком фронте и в создании сильных организаций на национальном уровне. Расширение возможностей возможно только при наличии идеологической ясности, разумности методов, четко очерченных перспектив и энергичной работы. Только так мы сможем избавиться от бюрократов-реформистов, являющихся поборниками системы, и преодолеть центристские тенденции, колеблющиеся между революцией и истеблишментом. Когда мы соединим кипучую энергию народных масс с организованной силой марксизма, предреволюционный период останется позади и возникнет мировая революционная ситуация.

Одобрено единогласно 10.12.2021 г.