Поездка в Киев VI: Россия — тяжелобольной с кляпом во рту

Казимеж Крыжич (Москва)

Сразу после военного вторжения российских войск в Украину по России прокатилась волна антивоенных протестов. То были не только митинги и демонстрации, но и массовые обращения граждан России, публичные обращения и открытые письма известных деятелей культуры и искусства, лидеров политической оппозиции, профсоюзных и профсоюзных активистов, представителей бизнеса и многочисленные пикеты населения.

Войну осудили разные партии, а некоторых депутатов даже исключили из партии пропутинского сталиниста Зюганова, лишив их мандатов. Российские власти, изучившие аналогичный опыт подавления народных протестов и уничтожения гражданского общества в Беларуси, тут же отреагировали массовыми репрессиями.

3 марта Генеральная прокуратура России заявила, что, участвуя в антивоенных протестах, россияне «вовлекаются в деятельность радикальных организаций, участие в которых влечет за собой уголовную ответственность по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ» (участие в деятельности экстремистской организации). Наказание — штраф до 600 тысяч рублей или лишение свободы на срок от 2 до 6 лет.

4 марта Госдума и Совет Федерации приняли проект поправок в Уголовный кодекс РФ, которые вводят штрафы и уголовную ответственность для россиян за распространение «заведомо ложных сведений» («фейков») о российской армии, за призывы к антивоенным действиям, а также к санкциям против России. Госдума также приняла в первом чтении правительственный законопроект, позволяющий прокуратуре получать доступ к персональным данным не только в рамках надзора, но и при выполнении иных функций.

Российское правительство обрушило всю мощь своего репрессивного аппарата и своей пропагандистской машины на зарождавшееся антивоенное движение. Угрозы смертью, избиения, задержания, аресты и суды вынудили многих россиян бежать из страны, а тем, кто остался, пришлось отказаться от легальных форм антивоенной борьбы и активизма.

Сегодня можно констатировать, что в России, как и в Беларуси, разрушены все институты гражданского общества. Любое проявление несогласия с политикой Кремля немедленно преследуется и строго наказывается. Ярлыки «враг народа», «предатель», «шпион», «экстремист», «неонацист» и другие широко используются российской пропагандой для уничтожения и дискредитации любого, кто заявляет о своем неприятии войны.

Фашизация российского общества стремительно нарастает, охватывая все сферы его существования — от детских садов до высшего политического руководства страны. На данный момент маловероятно, что в таких условиях возможны массовые народные протесты. Кроме того, психологически многие россияне принимают путинскую «спецоперацию», тем самым компенсируя неполноценность своей жизни в условиях нищеты и безвластия фантазиями о «величии русской нации». Однако эта опора может рухнуть в одно мгновение, как только население действительно осознает, что война с Украиной может затянуться надолго. Уже сейчас видно, что недовольство войной среди населения становится все более очевидным, особенно после введений санкций. Закрытие заводов, увольнения рабочих, нехватка импортных товаров, рост цен на продукты питания и энергоносители, сокращение социальных расходов, непрекращающийся поток российских убитых и покалеченных на путинской войне солдат заставляют многих задуматься: во имя чего эти страдания и лишения?

Борьба российского народа против путинской фашистской клики не прекращается. Все чаще в российских городах можно увидеть символику «Свободной России», а также антивоенные листовки и плакаты. В различных регионах России создаются подпольные антивоенные комитеты, движение постепенно структурируется, приспосабливаясь к условиям кремлевского террора.