Украина. 300 дней войны. Человеческое измерение.

Олег Верник,

Председатель Всеукраинского независимого профсоюза «Захист праці», Украинская Социалистическая Лига

Эти строчки пишутся накануне очередной очень грустной даты — 300 дней с начала полномасштабной агрессии Российской Федерации против Украины. В этом материале мне хотелось бы сделать упор не на анализе ситуации на фронтах, а на самом обычном человеческом измерении этой войны. Что чувствуют и переживают рядовые украинцы, оказавшиеся лицом к лицу с ужасающей воображение войной – самой большой войной на Европейском континенте с 1945 года.

Самое главное испытание для мирного гражданского населения Украины нас ждало только осенью 2022 года. Российские ракетные обстрелы и бомбардировки с помощью иранских дронов-камикадзе объектов электроэнергетики, действительно, оказали сильное влияние на изменение общегуманитарной ситуации в стране. Путин и российский империализм очень надеялись на то, что все ужасы и опасности гуманитарной катастрофы в Украине выведут украинцев на улицы с требованием к своим властям немедленно капитулировать перед оккупантом. Однако все оказалось совсем не так, как предполагали фантазеры-аналитики в Москве. Миллионы украинских граждан оказались вынуждены приспосабливаться к качественно изменившейся реальности своей жизни, но сохранили всю решимость противостоять вооруженной российской агрессии. И чем более тяжелой изо дня в день становилась ситуация в украинских семьях, тем сильнее становилась решимость к сопротивлению. Без света, без воды, без тепла, без интернета, а сейчас очень часто и без обычной телефонной связи… Это очень сложно представить гражданам тех стран, где царит мирная жизнь и ужасы войны доступны им только в книгах и кинофильмах.

На примере своей семьи хочу проиллюстрировать наш современный жизненный цикл. Семья просыпается в 7-30 утра и пока есть 1 или 2 часа в квартире свет и вода нам необходимо сделать запасы воды на день, приготовить еду, отправить ребенка в школу. Нам очень повезло, что в нашей школе есть бомбоубежище, которое должно спасти школьников от ракетных обстрелов. Во время воздушной тревоги дети и учителя всем классом спускаются в бомбоубежище и пытаются там продолжать свое обучение. Однако очень небольшое количество школ в Украине имеют свои собственные бомбоубежища. Значительно менее 10% от всех школ. Если в школе нет бомбоубежища, то занятия в такой школе во время военного времени проводить запрещено в целях безопасности школьников и учителей. Обучение учеников в этих школах переведено на дистанционный вариант, то есть осуществляется через интернет-связь. До массированных атак России на объекты энергетической инфраструктуры, которые начались 10 октября 2022 года, этот вариант обучения позволял, хоть и ограниченно, но сохранять стабильный учебный процесс в украинских школах. Разумеется, это было уже не то качество образования, но это было еще сохранение самого учебного процесса. Украинские дети уже столкнулись с долговременным дистанционным обучением во время эпидемии COVID-19 и с началом войны 24 февраля 2022 года они были уже привычны к такому варианту. В Украине школьники поколения COVID-19 и российской агрессии даже получили обозначение «ZOOMer», то есть человек, получивший образование не в школе на уроках, а дистанционно через систему «ZOOM», то есть по факту — не получивший полноценного и качественного образования совсем.

Но начиная с первого ракетного обстрела 10 октября 2022 года, в связи с последовавшими за этим массовыми отключениями электричества и отсутствием Интернета, украинские школьники перестали получать даже такую, крайне урезанную возможность учебного процесса. Далеко не у всех украинских семей с детьми есть возможность попасть беженцами в страны Восточной или Западной Европы. Подавляющее большинство украинских семей остались в Украине. Подавляющее большинство украинских школьников в результате российских ракетных обстрелов энергетических объектов не могут реализовать свое право на образование.

Я уже указал на то, что очень важным для моей семьи является задача утром набрать достаточное количество запасов воды на день. Ведь когда отключается свет, то автоматически отключается и подача воды в умывальники и в санузел. Люди массово не успевают утром одновременно приготовить пищу и сделать утренний туалет и умывание. Женщины не успевают высушить феном волосы, даже если они и успели помыть голову. Это, конечно, все мелочи жизни, но ведь именно из этих мелочей и состоит жизнь большинства простых людей. В связи с отсутствием электричества перестают работать насосы не только для подачи воды, но и насосы для канализации. В ситуации так называемых «блекаутов», когда в ряде регионов Украины не было электричества несколько дней подряд, канализационные стоки с многоэтажных домов насосами не откачивались. Российские пропагандисты на телевизионных каналах публично даже не скрывали своей радости от перспектив того, что украинцы скоро утонут в «своих собственных фекалиях». Это были дичайшие примеры совершенно мерзких сцен своего собственного саморасчеловечивания российскими телевизионными апологетами империалистического вторжения.

В декабре началась зима 2022-2023 годов. Пока не ясно — будет ли она сильно холодной или ограничится традиционными параметрами украинской зимы. Но уже сейчас температура ночью достигает -12° градусов по Цельсию и в условиях массового отсутствия тепла в квартирах простых украинцев – это является крайне тяжелой ситуацией. Если тепла в домах не будет хотя бы 3-4 дня подряд при низкой минусовой температуре, то это уже будет связано с массовым разрывом труб, как поставляющих воду в дома, так и канализационных. Мы уже сейчас на волоске от этой гуманитарной катастрофы. Украинцы шутят, что «нас не возьмут любые холода и морозы». Это так, но страны Европейского Союза уже сейчас готовятся принять дополнительные потоки украинских беженцев в разгар зимы 2022-2023.

В этой ситуации, конечно, длительное отсутствие Интернета и самой телефонной связи кажется уже самой маленькой проблемой для простых украинцев. Но из-за этой проблемы миллионы и миллионы украинцев уже лишились своей дистанционной работы фрилансеров и прочих профессий, связанных с интернет-коммуникациями и дистанционной работой. Даже чтобы отправить товарищам из LIS этот небольшой мой материал, я буду вынужден столкнуться с целым рядом проблем и трудностей.

Разумеется, что в ситуации нашей массовой сплоченности украинцев в деле отражения российской империалистической агрессии достаточно сложно поднимать классовую парадигму. Однако сами украинские капиталисты и их хищнические аппетиты зачастую способствуют классовой мобилизации украинских рабочих и простых людей.

Самым значительным и вопиющим примером этой ситуации стали скандалы вокруг энергетической корпорации DTEC, которая принадлежит украинскому олигарху Ринату Ахметову. Некоторое время назад государственные компании по поставке электричества промышленным и гражданским (цивильным) потребителям были приватизированы в интересах ряда ведущих украинских олигархов. А когда после 10 октября начались по всей Украине массовые отключения электричества и воды, то простые украинцы, принадлежащие к рабочему классу, сразу стали отмечать, что электричество вообще не отключалось в элитных «коттеджных городках» и элитных жилищных комплексах, где живут представители высшего буржуазного класса и высших бюрократических слоев украинского общества. Даже полностью контролируемые властями во время войны масс-медиа не смогли пройти мимо этой вопиющей и брутальной ситуации социальной несправедливости и социального неравенства. Ситуация стала накаляться и массовые протестные настроения грозили уже вырваться из социальных сетей на улицы украинских городов. Украинская буржуазная власть, видя эту угрозу, была вынуждена надавить на украинских олигархов в целях минимализации народных протестов. Элитные буржуазные районы городов и элитные жилищные комплексы также стали периодически отключать от электроэнергии, хотя, конечно, и в значительно меньшей степени, чем пролетарские районы городов. В народной массе стали усиливаться мысли и требования о необходимости национализации олигархических энергораспределительных компаний. Я убежден, что эти лозунги и эти требования станут в послевоенное время очень важными в нашей работе в качестве одних из ключевых переходных требований момента.

Нам в Украине сейчас трудно как никогда. Но упорство украинского народного сопротивления поражает всех. Мы вдохновляемся поддержкой наших международных товарищей по социалистической, профсоюзной и антиимпериалистической борьбе. Убежден, что наш украинский народ заслуживает право на свое свободное и независимое развитие, а украинский рабочий класс заслуживает на свою будущую победу. А его победа возможна только в едином мировом рабочем фронте и в солидарности трудящихся всего мира. Мы держимся. Очень скоро уже 300 дней….